Главная » Статьи » Творчество - импульс к Творению » СТИХИ и рассказы нового Времени

МАЛЬЧИК...

 

30.01.2017

 

Мальчик с детства был образцово-показательным – слушался родителей, уважал старших, не дрался, делился игрушками с другими детьми, обожал сказки и редко плакал, потому что он был такой светлый, добрый и любящий, что ни взрослые, ни дети его почти не обижали. После детсада мальчик пошел в школу, но особо не изменился. Вначале его проверяли на прочность более энергичные сверстники – отнимали красивые ручки, подаренные родителями, пинали его школьный рюкзак ногами, издевались словесно и даже иногда били. Но мальчик оставался таким же любящим и лучезарным. Он не требовал вернуть ему украденные ручки, молча вытирал рюкзак рукавом, а на детское словесное хамство отвечал улыбкой и даже лез обниматься, - прощал обидчиков легко и радостно. Со временем его оставили в покое и даже подружились, что было просто – он принимал всех такими, какими они были, никого не критиковал, выслушивал, давал советы и помогал, как мог. В последнем классе новенький переросток все-таки надавал ему тумаков, но мальчика отбили его же соклассники, поскольку мальчик к этому времени стал местной знаменитостью, что-то вроде школьного блаженного.

Мальчик поступил в политехнический институт. Он занимался спортом, качался в спортзале и стал обладателем великолепной фигуры. К тому же он был умен, но как-то без превосходства, бесхитростно. Девчонки липли к нему пачками, соблазняли разными хитроумными способами, но он им всем оставался другом – надежным, как сейф. Девчонки вскоре распустили слух, что он голубой и постарались, чтобы этот слух дошел до мальчика, но тот никак не прореагировал на клевету и продолжал относиться к сплетницам по-дружески. Тогда девчонки стали сами с ним дружить и поверять свои секреты, одновременно пытаясь понять, что же за тайну хранит юноша-мальчик. А никакой тайны не было. Мальчик просто не желал взрослеть. Мир взрослых не то чтобы его пугал, нет. Мальчик был на дружеской ноге с миром взрослых, поскольку видел в этом мире только хорошее. Он ухитрялся легким перышком скользить между сциллами и харибдами трехмерного мира, продолжая всех любить и прощать. В людях мальчик видел только хорошее. Люди платили ему той же монетой. Конечно, они видели, что он уже взрослый, но наивность внутреннего ребенка служила мальчику охранной грамотой, и ни у кого не поднималась рука обидеть этого ребенка.

Мальчик после окончания института устроился на высокооплачиваемую должность и стал трудиться на благо компании. И здесь его все любили, поскольку не любить его было нельзя, - мальчик не давал ни малейшего повода с ним поссориться или разругаться. Он стал хорошим профессионалом и быстро пошел вверх по служебной лестнице. Его уважало начальство, и любили сотрудники, но последние иногда обмывали ему косточки, уж очень странным он казался в современном мире. Мальчик не был ни хапугой, ни карьеристом. Он не пил и не курил, и не был замечен в порочащих его связях. Личная жизнь его была окутана туманом, и никто не верил, что у мальчика просто нет личной жизни. Мальчик верил в чистую любовь, которая приходит раз и навсегда. Наверное, он был единственный, кто продолжал верить в такую любовь и на меньшее не соглашался.

Когда ему было около тридцати, жизнь послала ему первое испытание в виде Лилит, принявшей облик молодой и пресуспевающей женщины. Лилит увидела его на корпоративной вечеринке, - тридцатилетний мальчик сидел у стойки бара и пил сок, с детским любопытством разглядывая танцующих. Лилит подошла к нему и посмотрела в его наивные глаза с роскошными ресницами. Потом одним опытным взглядом охватила мужскую накаченную фигуру и села рядом. Они проговорили больше часа, в течение которого Лилит убедилась в том, что ей попался удивительный экземпляр вымершего вида мужчин. Лилит обладала большим сексуальным опытом и горячим сердцем. Ей

показалось, что мальчик заслуживает первого урока любви от опытного мастера. Она увела его с вечеринки, взяв за руку. Лилит чем-то напомнила мальчику любящую мать, которой он доверял безгранично.

В своей квартире Лилит продемонстрировала все свои великолепные качества вечной соблазнительницы, и мальчик погрузился в запретный опыт, испытывая одновременно отвращение и невероятное притяжение. Его взрослое тело любило и ненавидело себя за физическое влечение к женщине, которую он не любил. А мальчик внутри чувствовал себя мальчиком-с-пальчик в пещере людоедки. Лилит была почище всех сцилл и харибд вместе взятых. Но и здесь мальчик, надежно защищенный от превратных сторон жизни броней собственной неуязвимости, остался самим собой. Он поблагодарил Лилит и, сидя рядом с ней в кровати обнаженным, долго выслушивал ее откровения с участием и бестелесностью монаха, как будто не было между ними ничего интимного, волнующего и греховно-откровенного. Затем он попрощался с Лилит и в своем сознании наглухо закрыл дверь под названием «сексуальный опыт без любви». И благополучно выплыл из пещеры страсти на простор собственной безмятежной жизни, продолжая верить в любовь, как в сказку. Любой взрослый знает, что сказка на то и сказка, что никогда не становится реальностью. Но в мире мальчика сказка должна была обязательно стать, нет, не былью, поскольку от этого слова веяло рутинной скукой, а реальностью, но реальностью сказочной – когда все – любовь, семья и дети - происходит само собой, волшебно, т.е. без особых усилий. Поэтому мальчик просто сидел и ждал прихода единственной любви, но ждал не как обычные люди, которые фантазируют, мучаются, страдают и разочаровываются, а радостно, с открытым сердцем и сияющими глазами. Это трудно понять, но мальчик был всегда и во всем патологически счастлив.

Конечно же, мальчик не смог удержаться и от других, менее или даже более опасных соблазнов. Он стал читать эзотерическую литературу и открыл для себя мир, который давно обустроил в своем сердце. Мир безусловной любви и вечной гармонии, мир непреходящей радости и возвышенных устремлений. Наконец-то эти два мира совпали. Мальчик ездил на семинары, восхищаясь их ведущими, которые казались ему ангелами, сошедшими с небес. Когда другие люди старались открыть ему глаза на жадность или некомпетентность некоторых просветленных, он искренне огорчался и не верил наветам. Он часто шел за теми, которые называли себя учителями, и доверял им безгранично. Побывал он и в Индии, и в христианской общине, ибо не видел особой разницы между восточными и западными верованиями. И там, и здесь его любили и старались удержать, ибо такие диковинные птицы в жизни попадаются редко. Мальчик был ходячей рекламой слов Христа «Будьте как дети». Он искренне любил Христа и Богородицу, как впрочем, и Саи-Бабу, и Багавана, и Ошо и других, подобных им. В его чистом сердце не было места противоречиям, свойственным современному жесткому миру. Мальчик давно превратился в мужчину, но ребенок внутри него оставался чистым, доверчивым и верящим в чудеса. Жизнь, как ни странно, щадила и оберегала мальчика, поворачиваясь к нему светлой стороной. – «Подождите, - говорили умники, - жизнь доберется и до него. И не таких жизнь обламывала. Нельзя так долго оставаться над схваткой. Пора спуститься на грешную землю». А он и не был над схваткой, поскольку борьба принадлежала миру взрослых, а он так и не повзрослел. Одни друзья старились на его глазах, проходя через вереницу страданий, разочарований, измен и пороков. Они постоянно женились и разводились, бросая детей и оставляя надежду. У других были семьи, хорошая работа, путешествия…Но мальчик наблюдал, как их когда-то молодые глаза становились тусклыми и печальными, а порывы – ложными, ведущими в никуда. Друзья получали жизненный опыт, но ценой невероятных усилий. А мальчик откуда-то знал, что жизнь преподносит свои уроки легко и радостно, потому что жизнь создана для радости. Друзья говорили ему, что он боится жизни, избегает ее, скользит по поверхности. А вот если бы

он окунулся в жизнь с головой … Мальчик не хотел окунуться в жизнь с головой. Когда ему встречались трудности, он просто обтекал их, как вода, без погружения. Время шло вперед, почти не отражаясь на внешности мальчика, в нарушение всех законов старения.

В его сорок лет один за другим из жизни ушли его родители. Они были его опорой, а, может, так ему казалось, и опорой был он. Так или иначе, жизнь нанесла мальчику неожиданный удар. До сих пор его внутренний мир был своего рода музеем, в котором хранились самые важные ценности, некоторые очень древние и оттого вечные. Музейная жизнь текла равномерно, без особых изменений, но была в этом музее невероятная гармония, соединявшая вещи, в нашей обычной жизни не совместные. Музей существовал в душе мальчика, а, значит, вне времени и пространства. Однако, жизнь, наконец, изловчилась, и наехала на музейное здание беспощадно лязгающим бульдозером под названием смерть.

Мальчик похоронил любимых родителей. Несколько недель он был безутешным. Всем казалось, что вот она, долго ожидаемая встреча с превратностями судьбы, которая и не таких давила и плющила, разрушая иллюзии. Но мальчик довольно быстро восстал из пепла, каким-то образом восстановил свой внутренний мир и даже разместил в нем новые экспонаты, например, такие, как вечная загробная жизнь и вера в бессмертие души. Гармония внутри этого не желающего взрослеть ребенка казалась непостижимой и могущественной, выходящей за пределы возможного.

И тут я не выдержала и обратилась к Владыкам кармы, соблюдая установленный порядок.

- Я по поводу мальчика, - сказала я.

- Какого?

Я объяснила.

Владыка кармы достал нужный файл из Хроник Акаши.

- Объясни мне, какой смысл в том, что он не взрослеет?- спросила я.

- Его опыт вызывает у других нужные вопросы.

- И только?

- Это много. Ты, наверное, хочешь спросить, кто он – глупец или мудрец? Так вот, любящий ребенок - и глупец, и мудрец одновременно. В любом случае, глупость и мудрость одинаково парадоксальны, ибо выходят за пределы обычного разума. Глупость – счастье неведения, а мудрость – счастье познания.

- А карма у него есть?

- Это – конфиденциальная информация. Но он же пока на Земле, значит, есть.

- В чем его сила? - спросила я.

- Видишь ли, как правило, люди приходят к гармонии через конфликт. Но некоторым дан дар постигать гармонию через гармонию.

- Я за него беспокоюсь.

- Но он же счастлив. Быть счастливым – основная цель воплощенного человека.

Возразить мне было нечего. Я, как и все, стремилась быть счастливой.

В знак окончания нашей беседы Владыка кармы выставил передо мной табличку «Закрыто на обед». Я вздохнула и пошла к выходу.

- Хочешь что-то узнать о своем будущем? – спросил меня Владыка.

Мое человеческое сердце сказало «да», но я ответила отказом.

- Ну и правильно, - откомментировал мой отказ Владыка. – Хотя могу дать совет. В следующей жизни постарайся воплотиться по Лучу Мудрости. Мы поможем. В рамках закона, конечно.

- Непременно, - сказала я.

Прошло время. Мальчик как-то выпал из моего поля зрения. Иногда я думаю, а был ли мальчик на самом деле? Но представляю его доверчивые, распахнутые навстречу жизни глаза, счастливое взрослое лицо большого ребенка, непобедимую веру в хорошее и всепобеждающую наивность, и хочу верить, что был, есть и будет. Более того, я уверена, что мы, опытные и всезнающие, должны беречь его, как зеницу ока, и охранять как редкого представителя рода человеческого. Ведь спасаем же мы от вымирания амурских тигров, панд и серых журавлей. Почему же нам не оберегать звездного мальчика, упавшего на нашу грешную землю по счастливой случайности, за которой так и маячит судьбоносная закономерность?

Татьяна Золотухина

http://www.metasintez.ru/material_gryppa_metasintez/mgm_29_01_2017.html

 

+++++++++

ПРОСВЕТЛЕННАЯ

http://novayarealnost.ucoz.ru/publ/tvorchestvo-impuls-k-tvoreniju/stikhi-novogo-vremeni/prosvetlennaja/32-1-0-1274

 

 

Категория: СТИХИ и рассказы нового Времени | Добавил: GALAKTIKA (02.02.2017)
Просмотров: 104 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]